Книги

Виктор Франкл «Логотерапия»

-= 1 =-

Виктор Франкл «Логотерапия»
ВВЕДЕНИЕ.
 Читатели моего короткого биографического очерка часто просили меня рассказать более подробно о терапевтическом учении. Поэтому в книге «From Death Camp to Existentialism» я добавил небольшую главу о Логотерапии. Но этого оказалось недостаточно, и в настоящем издании я значительно расширил и дополнил изложение моей позиции.
 Переработка оказалась делом не из легких, так как чрезвычайно трудно на нескольких страницах изложить то, что в оригинале по-немецки занимает 14 томов.
 Я вспоминаю об одном американском враче, который спросил меня однажды: «Доктор, Вы психоаналитик?» На это я ответил, что я скорее психотерапевт. Продолжая расспрашивать меня, он спросил, какой школы я придерживаюсь. Я ответил, что у меня своя собственная терапия, которая называется Логотерапией. На что мой собеседник попросил меня определить, что значит Логотерапия, и существует ли разница между психоанализом и Логотерапией. Когда же в ответ на это я попросил его определить в двух словах, что такое психоанализ, он ответил: «Во время психоанализа пациент лежит на диване и рассказывает вам такие вещи, о которых обычно не принято говорить». Тогда я ему ответил следующей шуткой: «Логотерапия, соответственно, это когда пациент может и сидеть на стуле, но должен выслушивать такие вещи, которые обычно не принято выслушивать».
 Хотя последнее суждение представляет собой не очень точную версию Логотерапии, в нем есть сопоставление с психоанализом, по сравнению с которым Логотерапияменее ретроспективна и менее интроспективна. Логотерапия сосредотачивается на будущем, иначе говоря, на предназначении и задачах, которые будут реализованы пациентом в будущем. В то же время Логотерапия разрушает все образования порочного круга и механизма обратной связи, которые играют такую большую роль в развитии неврозов. Так, типичная для невротика концентрация на себе разрушается, вместо того, чтобы подкреплять и поддерживать свое существование.
 Конечно, такое определение является предельно упрощенным, но и в самом деле, Логотерапией пациент ставится перед необходимостью осознания собственного смысла жизни и переориентируется по отношении к этому смыслу. Мое шутливое определение Логотерапии верно, следовательно, в том смысле, или в связи с тем, что невротик старается избежать полного осознания своей жизненной задачи. Столкновение его с этой задачей, подведение его к полному ее осознанию, дает ему очень много для преодоления невроза.
 Сейчас я попробую объяснить, зачем я изобрел термин «Логотерапия» для названия моей теории. «Логос» по-гречески означает «смысл». Логотерапия, или как ее называют некоторые авторытретья Венская школа психотерапии, занимается самим смыслом человеческого существования, так же, как и поисками этого смысла. Согласно Логотерапии, борьба за поиск смысла жизни является основной движущей силой для человека. Поэтому я говорю о «стремлении к смыслу» ( will to meaning) в противовес принципу удовольствия ( или, как мы так же можем назвать его«стремление к удовольствию» (will to pleasure), на котором сконцентрирован Фрейдовский психоанализ, а также в противовес «стремлению к власти» (will to power), выделяемой Адлеровской психологией.
СТРЕМЛЕНИЕ К СМЫСЛУ.
 Поиск каждым человеком смысла является главной силой его жизни, а не «вторичной рационализацией» инстинктивных впечатлений. Смысл уникален и специфичен потому, что он должен быть и может быть осуществлен только самим вот этим человеком и только тогда, когда он достигнет возможности понимания того, что могло бы удовлетворить его собственную потребность в смысле. Существуют авторы, которые утверждают, что смысл и ценности есть «ни что иное как защитные механизмы, реактивные образования и сублимации». Что касается меня, то я не стал бы и стремиться жить только для того, чтобы спасти мои «защитные механизмы», не был бы я готов и умереть ради моих «реактивных формаций». Человек, однако, способен жить и даже умереть ради спасения своих идеалов и ценностей!
 Несколько лет назад во Франции проводился опрос общественного мнения. Результаты показали, что 89% опрошенных считают, что человек нуждается в «чем-то таком», ради спасения чего он живет. Более того, 61% утверждали, что в их собственной жизни есть «КТОТО» или «ЧТО-ТО», для спасения которого они были бы готовы отдать свою жизнь. Я повторил эту анкету в моей клинике в Вене как среди пациентов, так и среди сотрудников, и результат был примерно такой же, как и среди тысяч, опрошенных во Франции, разница всего в 2%. Другими словами, потребность в смысле является для большинства ФАКТОМ, а не слепой верой (faith).
 Конечно, могут быть такие случаи, когда индивидуальное отношение к ценностям на самом деле является маскировкой скрытых внутренних конфликтов. Но в таком случае, эти люди являются скорее исключением из правила, чем самим правилом. В таких случаях при попытке раскрыть подспудную динамику вполне оправдана их психологическая интерпретация. В таких случаях мы на самом деле имеем дело с псевдоценностями (хорошим примером этого служат фанатизм), и как псевдоценности они должны быть демаскированы. Демаскировка, или развенчание, однако, должно быть сразу прекращено при встрече с достоверным и подлинным в человеке, в частности, например, с сильным стремлением к такой жизни, которая была бы столь значительна, сколь это возможно. Если же развенчание в таком случае не прекращается, совершающий развенчание просто выдает свою собственную потребность в том, чтобы подавить духовные стремления другого.
 Мы должны очень осторожно относиться к тенденции понимать ценности в терминах простого самовыражения человека. Поскольку Логос, или смысл, есть не только просто выход за пределы собственного существования, это скорее нечто противостоящее (предстоящее) существованию. Если смысл, который, как ожидается, будет реализован человеком, представлял бы собой ничто иное, как обычное самовыражение, или был бы простой проекцией желаемой идеи, он мгновенно потерял бы свою обязывающую и требующую силу, он уже не смог бы поднимать возможности человека и звать его к исцелению. Последнее справедливоне только для так называемой сублимации инстинктивных влечений, но и для того, что К.Г. Юнг назвал «архетипом» коллективного бессознательного, т.к. «архетип» также является самовыражением, но уже человечества, как такового, как целого. Это справедливо также и для утверждений некоторых экзистенциальных мыслителей, которые не видят в идеалах человека ничего, кроме как собственного изобретения. Согласно Жан-Поль Сартру. Например, человек создает себя, он конструирует свою собственную «сущность», или то, чем он существенно является, исключая его будущее и должное. Я же считаю, что мы не избираем смысл нашего существования, а скорее обнаруживаем его.
 Психодинамическое исследование в области ценностей вполне законно, вопрос состоит в том, всегда ли оно подходит. Кроме того, мы всегда должны иметь в виду, что всякое исследование, в том числе психодинамическое, может только в принципе обнаружить. что является движущей силой в человеке. Ценности, однако, не движут человеком, они не толкают его, а скорее тянут. Эторазница, с которой я постоянно сталкиваюсь в дверях американского отеля: одну из них тянут, в то время как другуютолкают. Сейчас, когда я говорю, что ценности тянут человека, то внутренне подразумеваемым является тот факт, что здесь всегда включена свобода, свобода человека сделать выбор между принятием и игнорированием собственной жизни, или же поплатиться им.
 Однако, как будет ясно из дальнейшего, ничего похожего на моральное влечение или даже религиозную потребность в том смысле, в каком мы говорим о детерминированности человека основными инстинктами, у него не существует. Человека не влечет к моральному поведению, он в каждом случае решает вести себя морально. И человек делает это вовсе не для того, чтобы удовлетворить свою моральную потребность или иметь хорошее настроение, он делает это для того, чтобы спасти тот путь, которому он поручил себя, или для спасения любимого человека, или для спасения своего Бога. Если же он действительно ведет себя морально ради спасения своего хорошего настроения, он становится Парисом и перестает быть по-настоящему нравственной личностью. Я, думая, что даже святые не делали ничего иного, как только старались спасти своего Бога, и сомневаюсь, что они сознательно предполагали стать святыми. Если же имело место второе, то они скорее становились просто совершенными людьми, а не святыми. Конечно, «хорошее настроениелучшая подушка», как говорится в немецкой пословице, однако, истинная нравственностьнечто большее, чем спальная подушка или успокаивающий наркотик.
ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ФРУСТРАЦИЯ.
 Человеческое стремление к смыслу жизни также может быть фрустрировано, в этом случае Логотерапия говорит об «экзистенциальной фрустрации». Термин «экзистенциальный» употребляется в 3 значениях:
 по отношению к существованию самому по себе, т.е. специфической человеческой форме бытия,
 к смыслу существования,
 к борьбе за поиск конкретного смысла личностного существования, иначе говоря ,стремлению к смыслу.
 Экзистенциальная фрустрация так же не может привести к неврозу. По отношению к этому типу невроза Логотерапия выработала понятие «noogenic neurosis», в противопоставление неврозам в обычном смысле, т.е. психогенным неврозам. Нусогенные неврозы имеют своей причиной не психический, а скорее «нусогенический» ( от греческого слова «нус» (noos)), означающего ум, пласт человеческого существования. Это второй логотерапический термин, который означает нечто, принадлежащее «духовному» ядру личности. Необходимо, однако, иметь в виду, что в Логотерапии «духовное» не имеет преимущественно религиозного оттенка, а относится скорее к собственно человеческому измерению существования.
НУСОГЕННЫЕ НЕВРОЗЫ.
 Нусогенные неврозы возникают не из конфликта между влечением и инстинктом, а скорее из-за конфликта между различными ценностями, другими словами, из нравственных конфликтов или, говоря более обще, из духовных проблем. Среди этих проблем экзистенциональная фрустрация играет большую роль.
 Очевидно, что в нусогенных случаях соответствующая и адекватная терапия не есть психотерапия, а скорееЛоготерапия, т.е. терапия, которая призвана внести духовное измерение в человеческое существование. Действительно, Логос в Греции означил не только смысл (meaning), но и Дух (spirit). С духовными проблемами, такими как стремление человека к значимому существованию, так же как и с фрустрацией этого стремления, Логотерапия имеет дело в духовных (spiritual) понятиях. Эти понятия выбираются вполне сознательно и честно, когда мы имели бы дело с «инстинктивными» понятиями.
 Если врач не в состоянии отличить духовное измерение от «инстинктивного», могут возникнуть опасные ошибки. Позвольте мне привести следующий пример.
 Высокопоставленный американский дипломат приехал в мою Венскую клинику с тем, чтобы продолжить психоаналитическое лечение, начатое пять лет назад в НьюЙорке. Потом я спрашивал его, почему он решил подвергнуться анализу, по каким причинам этот анализ был начат впервые. Оказалось, что пациент был недоволен своей карьерой и считал невозможным для себя согласиться с американской внешней политикой. Его аналитик, однако, снова и снова повторял ему, что он должен попытаться внутренне примириться с со свои отцом, поскольку правительство США, так же как и его начальство «ни что иное, как воображаемый отец», соответственно его неудовлетворенность работой обусловлена ненавистью, которую он бессознательно затаил к своему отцу. В ходе анализа, продолжавшегося 5 лет, он все больше и больше обещал придерживаться интерпретации аналитика, до того, что в конце концов оказался неспособен увидеть дерево реальности за лесом символов. После нескольких бесед стало ясно, что его потребность в смысле была фрустрирована исключением с прежнего места работы и необходимостью подыскать себе новую. Хотя не было никаких причин для того, чтобы оставить свою профессию и начать овладевать новой, он все-таки поступил именно так, получив соответствующее «вознаграждение». Я сомневаюсь, что в этом случае мне вообще пришлось иметь дело со случаем невроза, и поэтому я думаю, что он не нуждался ни в какой психотерапии, даже Логотерапии, т.к. на самом деле не был больным.
 Не всякий конфликт обязательно невротичен, огромное количество конфликтов нормальны и вполне естественны. В этом же смысле страдание (suffering) не всегда является патологическим явлением. Не будучи симптомом невроза, страдание может быть даже достижением человека, особенно если оно выросло в рамках экзистенциальной фрустрации. Я полностью отрицаю, что поиск смысла своего существования или даже сомнения в нем, всегда вырастает изили приводит к болезни. Экзистенциальная фрустрация сама по себе ни патологична, ни патогенна. Озабоченность человека, даже отчаяния по поводу ценности (worthlessness) собственной жизни является духовным несчастьем (spiritual distress), но не в коем случае не психическим заболеванием (mental disease). Вероятно, что интерпретация первого (духовного страдания) в связи с прошлым приходит к сохранению экзистенциального отчаянья пациента под грудой утешительных средств. Задачей же является проведение пациента через экзистенциальный кризис развития и роста.
 Логотерапия считает своей задачей помощь пациенту в поиске смысла своей жизни. В той мере, в какой Логотерапия позволяет ему найти скрытый смысл (Логос) своего существования, она является аналитическим процессом. В этом отношении Логотерапия сходна с психоанализом. Однако, при Логотерапевтических попытках сделать чтонибудь осознанным, она не ограничивается задачей сделать явными для сознания бессознательные явления, но прослеживает также духовные отношения, такие как необходимость осуществить потенциальный смысл (meaning) своего существования, или же саму потребность в смысле. Всякий анализ, тем не менее, даже когда он воздерживается от включения нусогенических или духовных измерений в терапевтический процесс, все равно пытается заставить пациента осознать то, что он в самом деле представляет собой в глубинах своего существа. Логотерапия расходится с психоанализом в том, что она рассматривает человека как такое существо, чья основная миссия состоит в реализации смысла и в актуализации ценностей, а не в простом удовлетворении влечений и инстинктов, т.е. не просто в примирении требований Ид, Эго и Супер-Эго, и не просто в приспособлении к обществу и среде.
НУСОДИНАМИКА.
 Несомненно, что поиск смысла и ценностей скорее вызывает внутреннее напряжение, чем приводит к равновесию. Однако именно это напряжение является предпосылкой психического здоровья. Я решился бы даже утверждать, что нет ничего в мире, что столь эффективно помогало бы справиться человеку даже с самыми плохими условиями, как уверенность в том, что смысл жизни существует, есть. Очень много мудрости в словах Ницше: «Тот, кто имеет зачем жить, может вывести любое как». Я вижу в этих словах девиз, который справедлив для любой психотерапии. В нацистском концентрационном лагере можно было заметить (и это было позже подтверждено и американскими психиатрами, и в Японии, и в Корее), что то, кто знал, что есть такая задача, которая ждет своего решения и осуществления, были более способны выжить.
 Что касается меня, то когда меня забрали в концентрационный лагерь Освенцима, моя рукопись, уже готовая к публикации, была конфискована. Конечно же, только глубокое стремление написать эту рукопись заново помогло мне выдержать все зверства в лагере. Например, когда я заболел тифом, лежа, я записал на маленьких листочках много важных пометок, важных при переделке рукописи, как будто я уже дожил до освобождения. Я уверен, что эта переработка потерянной рукописи в темных бараках концентрационного лагеря Баварии помогла мне преодолеть опасный коллапс.
 Итак, мы видим, что психическое здоровье основано на определенном уровне напряжения, напряжения между тем, что уже достигнуто, и тем, что еще должно быть осуществлено, или на разрыве между тем, что человек уже есть, и тем, чем он еще станет. Это напряжение внутренне присуще человеческому существу, и поэтому необходимо для психического здоровья. Сомневаться в том, можно ли вызвать к жизни потенциальное предназначение каждого человеческого существа, не следует. Только таким путем его потребность в смысле освобождается от состояния латентности. Я считаю опасным заблуждением понятие психической гигиены, предположение, что в первую очередь человеку требуется равновесие, или, как это называется в биологии, «гомеостазис» его состояния напряжения. На самом деле человеку требуется не «состояние» напряжения, а скорее, борьба за какуюто цель, достойную его. То, что ему необходимо, не есть простое снятие напряжения любыми способами, а вызов потенциального смысла, предназначения, которое обязательно будет осуществлено. Человеку требуется не равновесие, а то, что я называю «нусодинамикой», т.е. духовной динамикой в рамках полярного напряжения, где один полюс представляет собой смысл, цель, которая будет реализована, а второй полюсчеловек, который должен осуществить эту цель. Не следует думать. что последнее суждение справедливо для нормальных условий, у невротиков подобный механизм еще более значим. Если архитектор хочет укрепить верхнюю арку, он увеличивает груз, положенный на нее, так как таким образом концы арки теснее сближаются друг с другом. Так, если терапевт хочет восстановить душевное здоровье пациента, он не должен бояться увеличить подобный груз через переориентацию пациента по поводе смысла жизни. Сказав о целебном воздействии переориентации смысла, я теперь обращаюсь к вредному влиянию того чувства, на которое сейчас жалуются многие пациенты, а именно, на чувство общей и предельной бессмысленности своей жизни. Они утратили сознание ценности смысла, зачем живут. Их преследует ощущение внутренней пустоты, самоопустошенности, они оказываются в такой ситуации, которую я называю «экзистенциальным вакуумом».
ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ВАКУУМ.
 Экзистенциальный вакуумширокое распространенное явление в XX столетии. Это вполне понятно и может быть объяснено той двойной потерей, которой подвергнулся человек с тех пор, как стал действительно человеком. В начале человеческой истории человек потерял некоторые из основных животных инстинктов, которые определяли поведение животных и посредством которых оно охранялось. Такая защита, подобно Раю, закрыта для человека навсегда; человек должен совершать выбор. В добавление к этому человек потерпел вторую потерю при последующем развитии: традиции, которые служили опорой его поведению, сейчас быстро разрушаются. Никакой инстинкт не говорит ему. что он вынужден делать, никакая традиция не подсказывает ему, что он должен делать. Все больше и больше он начинает руководствоваться тем, что заставляют его делать другие. В отделении неврозов Венской поликлиники моим персоналом было проведено межсекционное статистическое обследование пациентов и медсестер.
Страница 1 из 4 Следующая страница »

« Назад